Публикации
14.11.2017

Срок давности снятия вычетов по НДС

Права налоговиков «расширил» Верховный Суд РФ

Определение № 305-КГ17-5672 от 31 октября 2017 г.

По видимому налоговый «пресс» усилится ?

Налоговый адвокат Гордон А.Э.

Если решение по налоговой проверке НДС (или налога на прибыль) было отменено вышестоящей налоговой по апелляционной жалобе налогоплательщика (Управлением ФНС по субъекту), не стоит успокаиваться: ФНС России может отменить решение управления через несколько лет. Такую правовую позицию Верховного Суда РФ содержит определение № 305-КГ17-5672 от 31 октября 2017 г.

Согласно правилам Налогового кодекса РФ в порядке контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов, а ими являются управления налоговой службы по субъектам РФ, ФНС России вправе отменить решения управлений, принятые по апелляционным жалобам налогоплательщиков (п.3 ст.31 НК РФ).

Новшеством является не само наличие права контроля у ФНС России за нижестоящими налоговыми, а давность решения управления, которое может быть отменено.

Так, в вышеназванном постановлении ФНС РФ решением от 23.12.2015 № СА-4-9/22609@ «Об отмене решения на основании пункта 3 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации» отменила решение управления ФНС по Костромской области от 07.11.2014 № 12-12/12258 как незаконное, и  оставила в силе решения территориальной инспекции по камеральной налоговой проверке, в соответствии с котороым налогоплательщик был привлечен к ответственности.

Основанием для принятия ФНС России решения об отмене решения управления послужили, в том числе, сообщения ГУБЭП МВД России о наличии в производстве уголовных дел по статьям 193.1, 199 Уголовного кодекса РФ, возбужденных по материалам проверок, проведенных ФСБ России.

Отменим, налогоплательщик оспаривал это решение ФНС России во всех трех инстанциях, и везде проиграл!

Суды указали, что вышестоящий налоговый орган вправе осуществлять контроль за нижестоящими налоговыми органами не только в рамках проведения контрольных налоговых мероприятий, предусмотренных налоговым законодательством (в виде выездных, повторных выездных налоговых проверок, когда проверке подвергается как налогоплательщик, так и полнота мероприятий налогового контроля, осуществленных налоговым органом), но и в порядке подчиненности в рамках контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов (когда оценивается только законность решения налогового органа без участия налогоплательщика).

Суды всех трех инстанций поддержали позицию ФНС России о возможности отмены решения управления без жалобы налогоплательщика, поскольку процедура (сроки) такой отмены не предусмотрены ни Законом о налоговых органах, ни Налоговым кодексом.

Доводы Верховного суда

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.03.2009 № 5-П указано,  что централизованным характером системы налоговых органов предопределяется контроль вышестоящего налогового органа за деятельностью нижестоящих налоговых органов, направленный на обеспечение соблюдения ими законодательства о налогах и сборах в соответствии с принципом конституционной законности (статья 15 Конституции РФ).

Как неоднократно отмечено в актах Конституционного Суда Российской Федерации (в том числе определение от 22.04.2010 № 595-О-О, постановление от 24.03.2017 № 9-П), пункт 3 статьи 31 Налогового кодекса допускает отмену вышестоящим налоговым органом решения нижестоящего только в том случае, когда оно принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах; подобное решение имеет целью восстановление в административном порядке законности, нарушенной неправомерным актом нижестоящего органа, по инициативе самого вышестоящего налогового органа, осуществляющего текущий контроль за деятельностью нижестоящих органов.

При этом такое решение не выводится из сферы судебного контроля: налогоплательщик, усматривающий вследствие отмены решения нижестоящего налогового органа нарушение своих прав и законных интересов, может обратиться за их защитой в суд. У суда же, имеется возможность проверить обоснованность решения вышестоящего налогового органа.

Соответственно, исходя из актов Конституционного Суда Российской Федерации, не исключается возможность отмены вышестоящим налоговым органом такого решения нижестоящего налогового органа, которым налогоплательщику были предоставлены определенные льготы (преимущества, вычеты), в том числе решения о возмещении НДС (статья 176 НК РФ), в случае, когда оно было принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах. В данном случае предусматривается право государства (вышестоящего налогового органа), выявившего ошибку в определении налоговой обязанности, исправить ее по собственной инициативе, и такое регулирование согласуется со статьей 57 Конституции РФ, из содержания которой усматривается, что определение размера налоговой обязанности не является предметом усмотрения налогоплательщиков и налоговых органов, налоги должны уплачиваться в законно установленном размере.

Отменяя решение управления, ФНС России фактически оставила в силе решение территориального налогового органа ( инспекции ) по результатам камеральной налоговой проверки налоговой декларации по НДС.

В этой связи действия ФНС России не привели к новым доначислениям в отношении общества (пункт 81 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации»). А поскольку налогоплательщик решение управления и решение территориальной налоговой оспорил в суде, налогоплательщик реализовал свое право на судебную защиту.

В течение какого срока ФНС России вправе контролировать решения управлений

Применительно к вопросу о сроках на реализацию вышестоящим налоговым органом рассматриваемых полномочий, очевидно, что они не могут быть не ограниченными во времени.

Так, в актах Конституционного Суда Российской Федерации (в том числе постановления от 24.06.2009 № 11-П и от 20.07.2011 № 20-П) разъясняется, что никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок. Наличие сроков, в течение которых для лица во взаимоотношениях с государством могут наступить неблагоприятные последствия, представляет собой необходимое условие применения этих последствий.

Общая правовая позиция также следует из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.07.2006 № 11366/05, в котором отмечено, что если иное прямо не указано в законе, принудительные возможности государства ограничены, по меньшей мере, сроком исковой давности. Указанный подход корреспондирует положениям статьи 89 Налогового кодекса, которые предусматривают гарантии прав налогоплательщиков при проведении мероприятий налогового контроля, ограничивая глубину выездной налоговой проверки периодом, не превышающим трех календарных лет.

Кроме того из положений пунктов 4 и 10 статьи 89 Налогового кодекса следует, что результаты камеральной налоговой проверки могут быть пересмотрены по итогам выездной налоговой проверки, в том числе, проводимой в рамках контроля за действиями нижестоящего налогового органа при условии, что налоговый период, за который проводится выездная налоговая проверка, 8 охватывается трехлетним календарным сроком, исчисляемым с конца года, предшествующего году назначения выездной проверки.

В силу подпункта 8 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом.

Указанный общий срок соответствует максимальной глубине выездных налоговых проверок. Данный вывод согласуется и с правовой позицией Пленума Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 23 Постановления от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» применительно к аналогичному вопросу о временных пределах осуществления таможенными органами ведомственного контроля: отсутствие в законодательстве срока на проведение ведомственного контроля не исключает необходимости учета трехлетнего срока таможенного контроля, проводимого после выпуска товаров (часть 2 статьи 164 Закона о таможенном регулировании), если в результате проведения ведомственного контроля затрагиваются права и обязанности декларанта, например, на нижестоящий таможенный орган возлагается обязанность по принятию решения о корректировке таможенной стоимости взамен отмененного решения.

С учетом приведенных положений, Судебная коллегия полагает, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать полномочия, установленные пунктом 3 статьи 31 Налогового кодекса в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода.

ФНС России может проверить и отменить решение управления по апелляционной жалобе в течение 3-х лет, по окончании спорного налогового периода.

По состоянию на 03 ноября 2017 гожа

Налоговый адвокат Гордон А.Э.

читать далее А. Гордон
13.11.2017

Документы для продажи квартиры

 

Продавцу, если он заинтересован быстрее продать квартиру, нужно иметь под руками пакет документов. Открою секрет: ни один из законов не содержит конкретного перечня документов для продажи квартиры (или для покупки квартиры), потому, что каждая квартира, в юридическом смысле, уникальна, и состав документов всегда индивидуален.

читать далее А. Гордон
07.11.2017

Как прописать в ДДУ срок передачи объекта долевого строительства дольщику

Из практики Верховного Суда РФ в 2017

Требуя неустойку с застройщика, проверьте окончание срока договора ДДУ

 

 

Являясь существенным условием договора участия в долевом строительстве (ДДУ) срок передачи построенного объекта дольщику в договоре может быть изложен по разному.

 

Исследованные нами с 2008г. договоры на участие в долевом строительстве (ДДУ) квартир, апартаментов, машино-мест в Московском регионе показывают: большинство застройщиков используют в договоре нечеткие и запутанные формулировки.

Так, часто срок передачи дольщику объекта долевого строительства,  вместо календарной даты привязывают одновременно к наступлению двух событий. Например, к моменту получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и к  окончанию строительства.  Причем как определять дату последнего в договоре не определяют.

При просрочке застройщика, использование таких или аналогичных правовых конструкций при исчислении сроков приводит к спору о правильности исчисления неустойки дольщиком. И часто суды принимают сторону застройщика.

 

По мнению Верховного Суда РФ, в случае споров необходимо применять толкование условий договора и принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений (ст. 431 Гражданского кодекса РФ).

Рассматривая конкретный ДДУ, в котором срок окончания строительства установлен 1-3 квартал 2015г., и передача квартиры должна состояться в течение 6 месяцев с даты ввода МКД в эксплуатацию, Верховный Суд решил, что именно это, последнее условие, определения срока передачи квартиры должно применяться для правильного разрешения этого дела.

Как дольщику взыскать неустойку и обосновать ее размер, читайте в приложенном судебном акте Верховного Суда РФ .

 

13 ноября 2017г.

Адвокат Гордон А.Э.

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 78-КГ17-67 от 5 сентября 2017 г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Киселёва А.П., Асташова СВ. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кийса М А к акционерному обществу «ГлавСтройКомплекс» о взыскании неустойки, процентов, компенсации морального вреда, штрафа, судебных расходов по кассационной жалобе Кийса М А на решение Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 сентября 2016 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., выслушав представителей Кийса М.А. — Исаченко П.А., Парфенову И.В., Папуниди П.М., выступающих по доверенности и поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя акционерного общества «ГлавСтройКомплекс» Грищенко А.С., выступающую по доверенности и возражавшую против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила :

Кийс М.А. обратился в суд с иском к ОАО «ГлавСтройКомплекс» о взыскании неустойки в размере 269 833 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 2 043 руб., компенсации морального вреда в размере 29 000 руб. и штрафа в размере 50% от взысканной судом суммы. В обоснование исковых требований истец указал, что 5 декабря 2014 г. между ним и ответчиком ОАО «ГлавСтройКомплекс» (застройщик) заключён договор участия в долевом строительстве, предметом которого является создание и последующая передача участнику долевого строительства квартиры в многоквартирном жилом доме по адресу: область, жилой район, квартал III, позиция 15. Цена договора составила 2 903 000 руб.

Согласно названному договору застройщик обязан передать квартиру участнику долевого строительства не позднее шести месяцев с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено ответчиком 25 декабря 2014 г. Следовательно, по мнению истца, квартира должна была быть передана не позднее 25 июня 2015 г. Ответчик передал квартиру только 13 декабря 2015 г., в связи с чем истец просил взыскать неустойку за период с 26 июня по 12 декабря 2015 г., а также проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 24 декабря 2015 г. по 1 февраля 2016 г., компенсацию морального вреда и штраф.

Решением Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 мая 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 сентября 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано. В кассационной жалобе Кийса М.А. содержится просьба об отмене названных выше судебных постановлений. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ. от 27 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

 

Судами установлено и из материалов дела следует, что 5 декабря 2014 г. между Кийсом М.А. и ОАО «ГлавСтройКомплекс» заключён договор участия в долевом строительстве, предметом которого является строительство ответчиком многоквартирного жилого дома и передача истцу квартиры, расположенной по строительному адресу: область, жилой район, квартал III, позиция 15.

В соответствии с пунктом 3.2 названного договора застройщик планирует завершить строительство объекта в 1-2 квартале 2015 года. В пункте 3.2.1 этого же договора указано, что в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 4, частью 3 статьи 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон об участии в долевом строительстве) застройщик обязуется передать участнику долевого строительства квартиру по акту приёма-передачи не позднее шести месяцев с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Пунктом 3.2.2 договора предусмотрено, что застройщик вправе передать квартиру участнику долевого строительства досрочно, в любое время после фактического получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Участник долевого строительства не вправе отказываться от досрочной приёмки квартиры. Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено 25 декабря 2014 г., квартира передана истцу 13 декабря 2015 г.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций полагали, что для правильного определения срока передачи застройщиком квартиры участнику долевого строительства необходимо исходить из системного толкования условий договора участия в долевом строительстве, содержащихся в пунктах 3.2 и 3.2.1. По мнению судов, срок сдачи объекта завершался во II квартале 2015 года, то есть 30 июня 2015 г., поэтому квартира должна была быть передана истцу не позднее шести месяцев с указанной даты, а именно не позднее 30 декабря 2015 г. Поскольку квартира передана истцу 13 декабря 4 2015 г., то со стороны ответчика отсутствует нарушение сроков передачи квартиры. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит указанные выводы судебных инстанций сделанными с существенным нарушением норм материального права. В соответствии с частью 1 статьи 4 Закона об участии в долевом строительстве по договору участия в долевом строительстве (далее также — договор) одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а другая сторона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.

Согласно части 1 статьи 6 Закона об участии в долевом строительстве застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором и должен быть единым для участников долевого строительства, которым застройщик обязан передать объекты долевого строительства, входящие в состав многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости или в состав блок-секции многоквартирного дома, имеющей отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования, за исключением случая, установленного частью 3 данной статьи, предусматривающей изменение установленного договором срока. В соответствии с частью 2 статьи 6 названного закона в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трёхсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная данной частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.

Согласно пункту 2 части 4 статьи 4 данного закона договор участия в долевом строительстве должен содержать срок передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства. Статьёй 8 Закона об участии в долевом строительстве установлено, что передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости (часть 2).

После получения застройщиком в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости застройщик обязан передать объект долевого строительства не позднее предусмотренного договором срока. При этом не допускается досрочное исполнение застройщиком обязательства по передаче объекта долевого строительства, если иное не установлено договором (часть 3). Из приведённых положений закона следует, что договор участия в долевом строительстве должен содержать условие о сроке передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику этого строительства. При этом передача объекта должна быть произведена не ранее получения застройщиком разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома или иного объекта недвижимости и не позднее установленного договором срока. В соответствии со статьёй 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Получение разрешения на ввод многоквартирного дома или иного объекта недвижимости в эксплуатацию не является событием, которое должно с неизбежностью наступить, и само по себе не может рассматриваться как условие о сроке. Вместе с тем положения статьи 190 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают определение срока путём комбинации взаимосвязанных периодов и календарных дат. Судами правильно указано, что взаимосвязанными условиями заключённого сторонами договора срок передачи участнику долевого строительства объекта определён установлением двух последовательных периодов: периода завершения строительства — в 1-Й квартале 2015 года, а также периода, в течение которого после завершения строительства объект должен быть передан участнику долевого строительства, — не позднее шести месяцев с момента получения разрешения на ввод в эксплуатацию (пункты 3.2 и 3.2.1 договора). Указание на предусмотренное пунктом 3.2.1 договором условие о передаче объекта долевого строительства в течение определённого периода с момента получения разрешения на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию как на единственное условие о сроке, без взаимосвязи с условием пункта 3.2 о сроке строительства, фактически означало бы отсутствие в договоре участия долевого строительства конкретного срока передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику этого 6 строительства, что недопустимо в силу приведённых выше положений пункта 2 части 2 статьи 4 Закона о долевом строительстве и привело бы к нарушению прав и законных интересов участника долевого строительства вследствие несвязанности застройщика конкретным сроком исполнения обязательства.

 

Суды правильно указали, что по условиям заключённого сторонами договора ответчик обязан был построить и передать истцу квартиру не позднее декабря 2015 года. Вместе с тем согласно положениям статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путём сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Исходя из буквального толкования пункта 3.2.1 договора застройщик обязался передать истцу квартиру не позднее шести месяцев с момента получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию. Таким образом, по заключённому сторонами договору ответчик должен был передать истцу квартиру не позднее декабря 2015 года, но не позже шести месяцев с момента получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию.

Подобного рода определение срока исполнения обязательства в зависимости от обстоятельства, которое наступит раньше, нормам гражданского права не противоречит. Приведённые выше нормы закона применительно к условиям заключённого сторонами договора судебными инстанциями учтены не были, вследствие чего выводы об отсутствии нарушения предусмотренного договором срока нельзя признать правильными. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного 7 Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»). Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 сентября 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила :

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

читать далее А. Гордон
03.11.2017

Вычеты могут снять спустя несколько лет после окончания проверки

Права налоговиков «расширил» Верховный Суд РФ

Определение № 305-КГ17-5672 от 31 октября 2017 г.

По видимому налоговый «пресс» усилится ?

 

Налоговый адвокат Гордон А.Э.

 

Если решение по налоговой проверке НДС (или налога на прибыль) было отменено вышестоящей налоговой по апелляционной жалобе налогоплательщика (Управлением ФНС по субъекту), не стоит успокаиваться: ФНС России может отменить решение управления через несколько лет. Такую правовую позицию Верховного Суда РФ содержит определение № 305-КГ17-5672 от 31 октября 2017 г.

 

Согласно правилам Налогового кодекса РФ в порядке контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов, а ими являются управления налоговой службы по субъектам РФ, ФНС России вправе отменить решения управлений, принятые по апелляционным жалобам налогоплательщиков (п.3 ст.31 НК РФ).

Новшеством является не само наличие права контроля у ФНС России за нижестоящими налоговыми, а давность решения управления, которое может быть отменено.

Так, в вышеназванном постановлении ФНС РФ решением от 23.12.2015 № СА-4-9/22609@ «Об отмене решения на основании пункта 3 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации» отменила решение управления ФНС по Костромской области от 07.11.2014 № 12-12/12258 как незаконное, и  оставила в силе решения территориальной инспекции по камеральной налоговой проверке, в соответствии с котороым налогоплательщик был привлечен к ответственности.

Основанием для принятия ФНС России решения об отмене решения управления послужили, в том числе, сообщения ГУБЭП МВД России о наличии в производстве уголовных дел по статьям 193.1, 199 Уголовного кодекса РФ, возбужденных по материалам проверок, проведенных ФСБ России.

Отменим, налогоплательщик оспаривал это решение ФНС России во всех трех инстанциях, и везде проиграл!

Суды указали, что вышестоящий налоговый орган вправе осуществлять контроль за нижестоящими налоговыми органами не только в рамках проведения контрольных налоговых мероприятий, предусмотренных налоговым законодательством (в виде выездных, повторных выездных налоговых проверок, когда проверке подвергается как налогоплательщик, так и полнота мероприятий налогового контроля, осуществленных налоговым органом), но и в порядке подчиненности в рамках контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов (когда оценивается только законность решения налогового органа без участия налогоплательщика).

Суды всех трех инстанций поддержали позицию ФНС России о возможности отмены решения управления без жалобы налогоплательщика, поскольку процедура (сроки) такой отмены не предусмотрены ни Законом о налоговых органах, ни Налоговым кодексом.

 

Доводы Верховного суда

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.03.2009 № 5-П указано,  что централизованным характером системы налоговых органов предопределяется контроль вышестоящего налогового органа за деятельностью нижестоящих налоговых органов, направленный на обеспечение соблюдения ими законодательства о налогах и сборах в соответствии с принципом конституционной законности (статья 15 Конституции РФ).

Как неоднократно отмечено в актах Конституционного Суда Российской Федерации (в том числе определение от 22.04.2010 № 595-О-О, постановление от 24.03.2017 № 9-П), пункт 3 статьи 31 Налогового кодекса допускает отмену вышестоящим налоговым органом решения нижестоящего только в том случае, когда оно принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах; подобное решение имеет целью восстановление в административном порядке законности, нарушенной неправомерным актом нижестоящего органа, по инициативе самого вышестоящего налогового органа, осуществляющего текущий контроль за деятельностью нижестоящих органов.

При этом такое решение не выводится из сферы судебного контроля: налогоплательщик, усматривающий вследствие отмены решения нижестоящего налогового органа нарушение своих прав и законных интересов, может обратиться за их защитой в суд. У суда же, имеется возможность проверить обоснованность решения вышестоящего налогового органа.

Соответственно, исходя из актов Конституционного Суда Российской Федерации, не исключается возможность отмены вышестоящим налоговым органом такого решения нижестоящего налогового органа, которым налогоплательщику были предоставлены определенные льготы (преимущества, вычеты), в том числе решения о возмещении НДС (статья 176 НК РФ), в случае, когда оно было принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах. В данном случае предусматривается право государства (вышестоящего налогового органа), выявившего ошибку в определении налоговой обязанности, исправить ее по собственной инициативе, и такое регулирование согласуется со статьей 57 Конституции РФ, из содержания которой усматривается, что определение размера налоговой обязанности не является предметом усмотрения налогоплательщиков и налоговых органов, налоги должны уплачиваться в законно установленном размере.

Отменяя решение управления, ФНС России фактически оставила в силе решение территориального налогового органа ( инспекции ) по результатам камеральной налоговой проверки налоговой декларации по НДС.

В этой связи действия ФНС России не привели к новым доначислениям в отношении общества (пункт 81 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации»). А поскольку налогоплательщик решение управления и решение территориальной налоговой оспорил в суде, налогоплательщик реализовал свое право на судебную защиту.

 

В течение какого срока ФНС России вправе контролировать решения управлений

Применительно к вопросу о сроках на реализацию вышестоящим налоговым органом рассматриваемых полномочий, очевидно, что они не могут быть не ограниченными во времени.

Так, в актах Конституционного Суда Российской Федерации (в том числе постановления от 24.06.2009 № 11-П и от 20.07.2011 № 20-П) разъясняется, что никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок. Наличие сроков, в течение которых для лица во взаимоотношениях с государством могут наступить неблагоприятные последствия, представляет собой необходимое условие применения этих последствий.

Общая правовая позиция также следует из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.07.2006 № 11366/05, в котором отмечено, что если иное прямо не указано в законе, принудительные возможности государства ограничены, по меньшей мере, сроком исковой давности. Указанный подход корреспондирует положениям статьи 89 Налогового кодекса, которые предусматривают гарантии прав налогоплательщиков при проведении мероприятий налогового контроля, ограничивая глубину выездной налоговой проверки периодом, не превышающим трех календарных лет.

Кроме того из положений пунктов 4 и 10 статьи 89 Налогового кодекса следует, что результаты камеральной налоговой проверки могут быть пересмотрены по итогам выездной налоговой проверки, в том числе, проводимой в рамках контроля за действиями нижестоящего налогового органа при условии, что налоговый период, за который проводится выездная налоговая проверка, 8 охватывается трехлетним календарным сроком, исчисляемым с конца года, предшествующего году назначения выездной проверки.

В силу подпункта 8 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом.

Указанный общий срок соответствует максимальной глубине выездных налоговых проверок. Данный вывод согласуется и с правовой позицией Пленума Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 23 Постановления от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» применительно к аналогичному вопросу о временных пределах осуществления таможенными органами ведомственного контроля: отсутствие в законодательстве срока на проведение ведомственного контроля не исключает необходимости учета трехлетнего срока таможенного контроля, проводимого после выпуска товаров (часть 2 статьи 164 Закона о таможенном регулировании), если в результате проведения ведомственного контроля затрагиваются права и обязанности декларанта, например, на нижестоящий таможенный орган возлагается обязанность по принятию решения о корректировке таможенной стоимости взамен отмененного решения.

С учетом приведенных положений, Судебная коллегия полагает, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать полномочия, установленные пунктом 3 статьи 31 Налогового кодекса в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода.

 

ФНС России может проверить и отменить решение управления по апелляционной жалобе в течение 3-х лет, по окончании спорного налогового периода.

 

По состоянию на 03 ноября 2017 гожа

 

Налоговый адвокат Гордон А.Э.

 

 

 

читать далее А. Гордон